Споры о детях
August 25

Какой порядок общения с детьми суд обычно назначает?

Давайте разберем очень большую тему, посвященную порядку общения детей и родителей. Данная статья основана на анализе более чем 250 семейных дел. Это самый широкий разбор проблемы, который есть в интернете со ссылками на решения судов. При том я делюсь здесь и своей судебной практикой в полной мере сохраняя конфиденциальность. Буду максимально конкретным и дам ответы на самые частые вопросы, что задают мне на моих личных консультациях по семейным спорам.

Связывайтесь напрямую с семейным юристом Сергеем Башкевичем по телефону ☎️ +79037725007 и записывайтесь на консультацию.

А нужен ли суд чтобы общаться с детьми?

Данте в своей «Божественной комедии» описал девять кругов ада. При том, каждый следующий нижний круг был хуже предыдущего. В каком-то смысле деградация семейной коммуникации схожа с идеей этого произведения. Когда мы в конфликте, то также спускаемся вниз всё ниже и ниже. И если развод я приравниваю где-то к пятому кругу, то вот иск об определении порядка общения с детьми - это уже седьмой или восьмой круг. Потому что когда вам требуется уже суд, чтобы свободно общаться с детьми, значит у родителей всё ужасно с коммуникацией. Хуже этой ситуации может быть только открытое преследование с целью насилия или убийства.

Потому чтобы начать процесс, я рекомендую чётко понять, вы всё ещё можете договориться, но вам лень, либо уже совсем нет коммуникации и вы на седьмом круге. Ведь каким бы решение суда не было, оно не поможет в примирении. Судьи в заседаниях, где я участвую, регулярно напоминают сторонам об этом. Они подчеркивают, что если и будет определен порядок, то он не станет решением конфликта, а лишь обременением для одного, а может и для обеих сторон. Решить конфликт могут только его участники.

Я уже не говорю, что порядок иногда назначают, чтобы усилить конфликт, наказать, подчинить. Но об этом чуть позже.

Кто подаёт иск о назначении порядка общения с детьми?

Считается, что иск об определении порядка общения - это «мужской» иск. Ведь если ребенок живет с мамой, то именно отцу требуется время для свиданий.

Однако истцом может быть как папа, так и мама. То есть, любой родитель вправе подавать иск, вне независимости от того, с кем из них двоих живет их ребенок. И эта информация для кого-то станет настоящим откровением. Ведь даже в судах моим клиентам сообщали, что нельзя по инициативе матери устанавливать порядок общения для отца, который не живет с ребенком.

Так, мать обратилась с иском, но суд не принял его, решив, что не нарушены её права как родителя проживающего с детьми. Вышестоящий суд отменил данный отказ и вернул материалы дела в первую инстанции, обязав его начать рассмотрение иска (апелляционное определение Московского городского суда от 6 апреля 2017 г. по делу N 33-13372).

В другом апелляционном определении Московского городского суда от 24 сентября 2019 г. по делу N 33-40373 описана ситуация, где уже отец, с которым проживает ребенок, обратился в суд с иском об установлении порядка общения матери с дочкой. Суд первой инстанции отказал в принятии заявления сославшись на то, что требования истца сводятся к обязыванию матери общаться с ребенком, что не предусмотренного семейным законодательством.

Апелляция с этим не согласилась. Она подчеркнула, что вопрос о порядке осуществления родительских прав отдельно проживающим от ребенка родителем может быть разрешен судом по требованию любого родителя, а не только по требованию отдельно проживающего родителя. Ведь иск подаётся как в интересах родителя, так и в интересах ребёнка.

Зачем маме, с которой живут дети, устанавливать порядок общения для их папы?

Действительно, зачем женщине, с кем живут дети, первой устанавливать порядок общения. Вроде странная история на первый взгляд. Тем не менее, в моей практике есть ответ на данный вопрос.

Так, клиентка первой обратилась в суд. Потому что отец ребенка был настолько активен, что нужно было хоть как-то выстроить границы. В какие-то дни мужчина мог и без предупреждения приехать. Когда ему открывали дверь, он молча без приветствий как тень шел в комнату сына, где там с ним играл. После пару часов он мог также молча собраться и уйти. При том это происходило настолько внезапно и отстранённо, что вызывало тревогу. Тихий horror, не иначе.

В апелляционном определении Московского городского суда по делу N 33-10574/17 описана и другая причина, по которой мать ребенка пожелала первой обратиться за порядком общения. Отец забирал ребенка на выходные к себе и выключал с ним любую связь. Мать не могла узнать, что с сыном и когда ребёнка вернут. Здесь потребовалось назначение порядка.

Другой пример описан в апелляционном определении Московского городского суда от 18 апреля 2019 г. по делу N 33-12727/2019. Так, женщина уехала из России на постоянное место жительства в ОАЭ 🇦🇪 , имеет там свое жилье - квартиру площадью 130,06 кв.м, состоит в браке с гражданином Великобритании и трудоустроена. То есть, суд ей нужен, чтобы закрыть все свои вопросы в России. В итоге её требования были удовлетворены. Установили удачный для неё порядок общения. По нему отец должен приезжать в ОАЭ для общения с сыном, а не женщине везти ребенка в Россию для свиданий с отцом. Потому что ребенок ещё маленький и не нужно покидать ему привычного места, где он учится и развивается. Вывод, не ребенок для родителя, а родитель для ребенка.

Таким образом, инициатор иска может быть любой родитель. Даже тот, с кем живет ребенок. Но причина обращения в суд - это сдержать и структурировать желание второго родителя. То есть, речь идет о том, когда уже есть общение, но оно настолько чрезмерно, что уже мешает жизни истца, а то и ребенка.

На консультациях я обсуждаю это с клиентами, и мы находим уместное решение в вашей ситуации.

Нужно ли соблюдать досудебный порядок урегулирования спора при назначении порядка общения с ребенком?

Если изучить пункт 2 статьи 67 Семейного кодекса Российской Федерации, то возникает впечатление, что перед обращением в суд нам надо сходить в органы опеки и попечительства за решением вопроса. Однако обращение к ним не является обязательным. Истцу не требуется к ним идти, чтобы в досудебном порядке урегулировать спор. Названная норма не императивная, что отмечено, например, в апелляционном определении Московского городского суда от 2 февраля 2018 г. по делу N 33-4484. Следовательно, вы можете подавать иск без предварительных юридических действий.

Между тем, обращение в органы опеки и попечительства с требованием обязать одного из родителей не препятствовать общению с ребенком может помочь в другом моменте. В удовлетворении исковых требований о "нечинении препятствий". Об этом я подробно расскажу ниже.

Решение семейных конфликтов доверяют юристу Сергею Башкевичу. Запись на консультацию через WhatsApp

Суд не выясняет какой порядок общения нужен сторонам. Он лишь корректирует то, что попросит истец.

Суд решает лишь те вопросы, о которых просит его заявитель. Допустим, вы требуете в иске установить только дни и время встреч. В этом случае, суд будет принимать решение только по этому вопросу. Но если в свои требования вы забыли вписать условия о совместном летнем отдыхе с ребенком, то и ожидать данного вопроса в решении не стоит. Суды ничего не дописывают и не додумывают. Выверять иск должен истец вместе со своим юристом.

Рассмотрим пример, когда суд первой инстанции вышел за пределы исковых требований и это отменила вышестоящая инстанция (апелляционное определение Московского городского суда № 33-33708/2020).

Так, истец желал встречаться с сыном каждую среду. Однако отец с сыном находились в длительной разлуке. Потому суд решил проявить инициативу, которая как оказалась лишней. Он прописал такой порядок, где сын постепенно привыкает к общению с отцом. Вначале устанавливалось одно свидание в месяц по субботам и лишь через 2 месяца встречи стали бы даже чаще, чем хотел отец.

При пересмотре данного дела апелляция такой порядок отменила и назначила практически то, что и просил истец. Она сразу определила еженедельные свидания без периода адаптации. Тем самым вторая инстанция напомнила о необходимости оставаться в рамках требований стороны, а не додумывать за неё.

В тоже время, подробность изложения порядка тоже имеет свои пределы. Вы не можете прописать всё, вплоть до включения в судебное решение почасового распорядка общения с указанием конкретных мест отдыха, где отец или мать могут проводить с ребенком время.

В апелляционном определении Московского городского суда от 8 декабря 2017 г. по делу N 33-50480 очень удачно изложен принцип насколько подробно требуется описывать порядок общения.

"Судебным решением определяется общее направление, в котором родители должны взаимодействовать для того, чтобы обеспечивать право ребенка на общение с обоими родителями. При этом родители должны самостоятельно решить, какие места отдыха, время отдыха будут наилучшим образом соответствовать интересам и потребностям их ребенка. Вопросы, связанные с избираемой родителями методикой воспитания, определения круга интересов ребенка и другие личные, семейные аспекты находятся за рамками судебной регламентации отношений."

Аналогичная позиция содержится в апелляционном определении Московского городского суда по делу N 33-8408/2019.

Можно ли обойтись без графика свиданий, а требовать лишь общения на каникулах?

Истцу предоставлена возможность заявлять требования свободно. Не обязательно привязываться только к конкретным дням свиданий. Можно назначить порядок, в котором будут оговорены условия только о каникулах.

В кассационном определении Московского городского суда от 20 декабря 2016 г. N 4г/2-8119/16 был изложен следующий порядок. Отцу предоставлялась возможность провести с ребенком полтора месяца в период его летних каникул. Безусловно с учетом мнения и его пожеланий, состояния здоровья, режима дня и интересов ребенка, с обязательным согласованием с его матерью места пребывания несовершеннолетнего и времени пребывания с отцом. При этом иных требований истцом не заявлено.

Коллекция NFT изображений здесь : 'Law & Love' Подробнее о проекте читайте: https://bashkevich.law/nft

Разберем две крайние ситуации чтобы понять примерно какой порядок установит суд:

Чтобы спрогнозировать какой порядок назначит суд, давайте рассмотрим две кардинально разные ситуации. Ведь изучение крайних точек позволяет понять масштаб, а дальше мы уже перейдем к деталям. Итак, назовем следующие ситуации:

  • Когда родитель, проживающий отдельно от ребенка, допустим, отец, хорошо с ним общался, однако появились препятствия со стороны матери (отец хороший).
  • И когда отец не общался с ребенком, и решил выстроить с ним контакт, но конфликт с матерью всё ещё мешает встречам (отцу надо стать лучше).

Ситуация первая: отец хороший

Для первой ситуации я подобрал пример, изложенный в апелляционном определении Московского городского суда от 2 июня 2020 г. по делу N 33-18875/20. Суд предоставил свидания с ночевкой у отца дома через каждые выходные. Плюс предоставлены встречи вечером каждой среды и вечер тех пятниц, когда папа не забирает дочь с собой. Получилось так, что отец может видится с ребенком восемь раз в месяц.

О том, когда суд предоставляет право оставлять ребенка у отца на ночь, читайте статью: Когда суд разрешает ночевку ребенка с отцом?

Все это стало возможно благодаря тому, что в жизни отца ребенок уже давно существует. Он занимается ребёнком. Его квартира полностью оборудована для проживания дочери. Имелись характеристики на ребенка из её дошкольного заведения. В них описано, что папа регулярно интересуется успехами девочки, принимает активное участие в её развитии и воспитании, посещает встречи с родителями и с начала учебы сопровождал дочь на занятия.

В другом деле были привлечены даже свидетели. Они охарактеризовали истца только с положительной стороны, высказывались о нем как о заботливом отце, который очень любит свою дочь, уделяет ей много внимания, умеющем занять досуг ребенка. Высказывались и такие слова, что "когда рядом с ним находится его дочь, окружающие для него не существуют, поскольку он растворяется в ней. Дочь привязана к отцу, отсутствие общения с ребенком негативно сказывается на душевном состоянии истца" (апелляционное определение Московского городского суда по делу N 33-48792/18).

Ситуация вторая: отцу надо стать лучше

Вторая ситуация более частая и у неё масса вариаций. При этом каким бы отец не был, право на общение является неотчуждаемым личным неимущественным правом и служит удовлетворению жизненных потребностей, как ребенка, так и его родителей. Поэтому общение будет, но минимально.

В качестве яркого примера приведу апелляционное определение Московского городского суда от 08 февраля 2021 года по делу N 33-5541/2021. Так, отец просил предоставить ему возможность общаться с дочкой 5 раз в неделю (или примерно 20 встреч в месяц), однако суд определил ему лишь одну встречу в месяц (каждое последнее воскресенья месяца с 10:00 до 17:00 по фактическому месту жительства ребенка и в присутствии матери). Всё потому, что с дочкой он не видился. У родителей имеется весьма острый конфликт, который негативно влияет на ребенка. При этом нет условий для проживания у отца дома. В квартире требуется уборка, обновление мебели и ремонт. Иными словами у истца нет ничего дельного из доводов кроме того, что "я хочу общаться с ребенком".

В тоже время, последний пример вряд ли можно назвать типичным. Он скорее исключительный. Ведь если исходить из судебной практики, то наблюдается следующая тенденция. Суды крутятся вокруг некого стандарта - это право на общение с ребенком два раза в месяц, например, каждую первую и третью субботу месяца.

В апелляционном определении Московского городского суда от 14 октября 2014 г. по делу N 33-34758 как раз был назначен такой объем общения. В частности, установлено, что истец ухаживал за ребенком, гулял с ним, о нем заботился, приобретал для него вещи и игрушки, однако в последний год общается с сыном редко. Это признали и стороны. С учетом того, что ребенку 4 года, суд не стал устанавливать щедрый порядок общения, а ограничился двумя контактами в месяц.

Подчеркну, тот объем общения в виде "двух встреч в месяц по выходным", который я называю стандартом - не является самым частым порядком общения. Я бы назвал его скорее базой или точкой "ноль", где к этим двум встречам в месяц будут добавляться дополнительные дни, часы и условия. Поэтому далее мы разберем причины, которые будут изменять этот стандарт в большую или меньшую сторону.

Влияет ли мнение ребенка на то, какой порядок общения назначит суд?

Именно данный вопрос я бы назвал первым и самым ключевым. Потому что суд не будет устанавливать значительное количество встреч, если ребенок в них не заинтересован. Все потому, что общение должно приносить пользу ребенку, служить источником его полноценного воспитания и развития.

В тоже время, суд не может полностью лишить родителя контакта с ребенком, если причиной тому лишь то, что ребенок не хочет с папой или мамой встречаться. Лишают общения только в экстраординарных случаях. Более того, иногда суд может и убрать из итогового решения фразу, что встречи происходят "по желанию ребенка". Иначе бы ни одной встречи не состоялось и пример тому упомянутое ранее дело N 33-5541/2021. Безусловно, и даже такое исключение применяется в разумных пределах.

Иной раз в решениях суды излагают рекомендацию для мамы, чтобы она приняла участие в выстраивании отношений ребенка с отцом.

По общему правилу, порядок установленный судом не несет в себе обязанности ребенка общаться с родителем. То есть, общение не может происходить против воли детей. Как в апелляционном определении Московского городского суда N 33-15229/2020, где подчеркнуто, что порядок предусматривает право истца на общение с ребенком, но данное право может быть реализовано только с согласия самого ребенка и не должно вступать в противоречие целям заботы и развития. Боле того, в данном деле у отца случались приступы неконтролируемой агрессии и дочь его боялась. Потому судом и были сделаны подобные оговорки.

Кроме того, даже если ребенок по папе не скучает, "считает его плохим", суд назначает и тот стандарт, о котором я говорил ранее - две встречи в месяц. Как в апелляционном определении Московского городского суда от 24 января 2018 г. по делу N 33-2596\2018, где истец просил ежедневное общение с дочерью, однако органы опеки и прокурор не были с этим согласны. Суд также посчитал преждевременным назначать больше, чем двух раз в месяц. Потому что сначала надо восстановить нормальные отношения с дочерью.

Хотя суды иногда колеблятся и назначают даже больше стандартного, если отец не замечен в чем-то негативном и есть навык воспитания детей. Как, например, в апелляционном определении Московского городского суда от 30 августа 2019 г. N 33-38798/19, где в начале суд первой инстанции предоставил возможность проводить время у папы с ночевкой и позволил им совместный отдых. Однако позже апелляция всё это сократила и установила лишь две встречи в месяц. Поскольку суд также не увидел, что у папы с дочкой налажены отношения, а значит нет смысла добавлять свидания. Тем более, со слов дочери, она "хотела бы играть с папой, но не гулять с ним".

Всю боль от неудачного отдыха с отцом ребенок ощутил уже в раннем возрасте. Это и стало фактором отказа дочери от контакта с отцом. Из протокола беседы с ребенком следовало (апелляционное определение Московского городского суда от 28 марта 2017 г. по делу N 33-11606):

"...недавно она отдыхала с папой в Турции и все время на отдыхе он пил алкогольные коктейли, ей было страшно и обидно, потому что папа оставлял ее одну, сейчас она не хочет с ним встречаться и больше не хочет с ним никуда ездить..."

Кстати, суды чаще следуют мнению ребенка, если это касается неких дополнительных условий для встреч. В частности, по вопросу ночевки. В апелляционном определении Московского городского суда от 18 мая 2018 г. по делу N 33-21360/2018 сын не захотел оставаться у отца дома. Сказал, что "не готов". Суд учел его слова и определил общение только в дневные часы.

О том, когда суд предоставляет право оставлять ребенка у отца на ночь, читайте статью: Когда суд разрешает ночевку ребенка с отцом?

Конечно, учет мнения ребенка, достигшего возраста 10 лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. Между тем, желание ребенка можно выяснять и тогда, когда несовершеннолетнему не исполнилось 10 лет. Так, в апелляционном определении Московского городского суда от 10 февраля 2021 года N 33-5830/2021 имеется ссылка на положения статьи 57 Семейного кодекса Российской Федерации, где суд подчеркивает, что нет ограничений в том, когда можно опрашивать ребенка. Названная норма лишь обязывает учитывать мнение несовершеннолетнего при достижении 10 лет. То есть, его обязательно нужно опросить. При этом нет нарушения семейного законодательства и в том, чтобы это мнение узнать у ребенка, который младше названного возраста.

В одном из моих дел, где имелось очень много противоречивых доказательств, суд решил всё же пригласить 6-летнюю девочку. Это было поддержано обоими родителями и не нарушало статью 57 Семейного кодекса Российской Федерации. В итоге озвученное мнение ребенка позволило определиться с решением.

При этом мнение детей не всегда является определяющим для будущего решения. В исключительных случаях оно даже игнорируется, когда их желание идет в разрез их интересам.

В апелляционном определении Московского городского суда от 20 апреля 2018 г. по делу N 33-17983 изложено, что дети хотя и выразили желание проживать с отцом, но сообщили они об этом только работникам органов опеки и попечительства. Непосредственного опроса в суде или в рамках экспертизы не было. При этом отмечено, что отец ранее привлекался за разбой, а потому постоянное проживание детей с мужчиной могло оказывать негативное влияние на их развитие. То есть, папа не обладал личностными качествами, необходимыми для воспитания несовершеннолетних. Более того, свидетели сообщили, что воспитанием несовершеннолетних детей отец не занимается, дети постоянно ходят в грязной одежде, болеют, неухоженные. Тем не менее, суд назначил такому отцу одну встречу в неделю (четыре раза в месяц) с детьми без ночевки и без обязательного присутствия матери. То есть, установил выше названного мной стандарта.

Можно ли полностью отказать в удовлетворении иска об определении порядка общения?

В пункте 8 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 27.05.1998 N 10 изложено, что в исключительных случаях, когда общение ребенка с отдельно проживающим родителем может нанести вред ребенку, суд, исходя из пункта 1 статьи 65 СК РФ, не допускающего осуществление родительских прав в ущерб физическому и психическому здоровью детей и их нравственному развитию, вправе отказать этому родителю в удовлетворении иска об определении порядка его участия в воспитании ребенка, изложив мотивы принятого решения.

Под вредом нужно понимать, что имеются установленные факты агрессии в отношении ребенка. Детей бьют, имеются травмы и это поведение родителя систематическое и не меняется несмотря на требования органов. То есть, события несут тот исключительный характер, о котором говорится в упомянутом разъяснении суда. При этом имеются основания не только лишить родителя общения, но лишить или ограничить его в родительских правах. Тогда мы можем утверждать, что в иске об определении порядка общения родителя с ребенком откажут.

Причины, которые снижают время общения с детьми:

Все причины в нас самих (точка). Наши действия либо приближают к результату, либо отдаляют от него. Трудно в суде добиться большего, если есть множество обстоятельств, которые показывают, что вы не идеальны. Порой и справка не нужна, ведь в поведении людей всё читается, а это уже склоняет суд к тому или иному решению. Однако есть некоторые маркеры, что заставляют установить ограниченный порядок общения.

Обозначу базовый тезис.
При назначении порядка общения ребёнка и родителя суды склонны назначать не более двух встреч в месяц по выходным. При этом не берём во внимание условия о ночевке и совместном отдыхе, а также иные условия и оговорки. Если отношения у родителя с ребёнком хорошие, то суд предоставит больше времени, чем обозначенный стандарт. Конечно, с учетом возраста ребёнка. Если между ними было мало общения или наблюдается конфликт, то установят либо стандарт, либо ещё меньше. Чтобы не травмировать ребёнка навязанным общением. Однако это не означает, что назначенный порядок будет навсегда. Его можно пересматривать по мере изменения отношений между родителем и ребёнком.

О причинах, что увеличивают количество встреч, я изложил здесь.

При определении порядка общения родителя с ребенком принимаются во внимание его возраст, состояние здоровья, привязанность к каждому из родителей и другие обстоятельства. Значение имеют обстоятельства способные оказать воздействие на физическое и психическое здоровье ребенка, на его нравственное развитие. В тоже время, я бы обратил внимание на следующее.

Малолетний возраст ребенка

Например, в апелляционном определении Московского городского суда от 12 декабря 2018 г. по делу N 33-51971/2018 суд принял во внимание малолетний возраст ребенка (3 года 9 мес.) и его привязанность к матери. Он также учел, что истец работал в должности заместителя начальника отдела обеспечения процедуры банкротства в налоговой инспекции, положительно характеризовался по месту работы и по месту жительства. На учете в ПНД и НД не состоял.

При этом отец просил встречи два раза в неделю с 18 часов до 21 часа без ограничений по времени, без присутствия матери, по его месту жительства. И также встречи по выходным - сутки выходного дня раз в неделю, также без её присутствия, по месту жительства истца. То есть, истцом заявлялось 12 свиданий в месяц. В итоге суд предоставил четыре свидания в месяц до достижения ребенком возраста 6 лет, а именно 2-ю и 4-ю пятницу месяца с 17:00 до 19:00 и 2-е и 4-е воскресенье месяца с 10:30 до 13:00 либо с 15:00 до 19:00 в присутствии матери и по месту жительства ребенка.

Аналогичная ситуация была рассмотрена в апелляционном определении Московского городского суда от 20 мая 2021 г. N 33-19544/21. Суд первой инстанции назначил длительный порядок общения, однако апелляция сократила количество свиданий - с двух до одной встречи в месяц. При этом сохранив возможность отцу оставлять дочь у себя на ночь. Суд аргументировал это возрастом ребенка. И судя по тексту решения, на момент рассмотрения дела девочке было 7-8 лет.

Агрессивное поведение родителя сократит объем общения с ребенком

Отец просил в исковом заявлении оставлять ребенка на ночевку первые и третьи выходные дни каждого месяца, а также каждую среду встречаться в присутствии матери и по месту жительства ребенка. Плюс дополнительные условия по дням рождения и совместному отдыху и прочим другим моментам.

Между тем, суд в апелляционном определении Московского городского суда N 33-15229/2020 отказал в его требованиях. Суд назначил только первое и третье воскресенье каждого месяца без ночевки и в присутствии матери. Он сослался на то, что нужно наладить контакт с ребенком и не ясно, когда пройдет период привыкания, а главное есть признаки агрессивного характера у отца в адрес матери ребенка. Насилие применялось в присутствии ребенка, что приносило дочери страдания. Это подтверждено справками о прохождении реабилитации у детского психолога. Также отмечалось своеобразная позиция по воспитанию и уголовное прошлое истца. В итоге отцу отказали также и в совместном отдыхе с ребенком, но оставили условия о свидании в дни рождения дочери.

В тоже время, агрессивное поведение родителя нельзя путать с обычным конфликтом. В апелляционном определении Московского городского суда по делу N 33-33708/2020 суд отметил, что сам по себе факт наличия конфликтных отношений между бывшими супругами не может служить основанием для ограничения прав на общение с ребенком. То есть, вы можете не дружить, ссориться, ругаться, но не переходить ту границу, где возникает агрессивное поведение и даже угроза жизни и здоровью.

Задержка в психическом развитии ребенка влияет на порядок общения с ним

Когда в ситуацию вторгается любая серьезная болезнь, а не только связанная с психикой, то возникают следующие вопросы:

  • требуется ли ребенку постоянный уход и
  • сможет ли родитель, не проживающий с ребенком, его обеспечить.

В апелляционном определении Московского городского суда по делу N 33-16087/19, например, изложено, что ребенок имеет задержку психического развития, недоразвитие речи, посещает психолога. Согласно консультации врача-невролога от дата у ребенка диагностированы невротические реакции, энурез, тики, нарушение сна. Из школьной характеристики следовало, что на критику реагирует болезненно, в поведении проявляется эмоциональная лабильность, вспыльчивость и импульсивность (может начать плакать, проявлять строптивость без объективных причин, деструктивную агрессию по отношению к сверстникам). Кроме того, мать сообщала, что отец бьет ребенка.

При таких обстоятельствах суд определил проводить встречи с отцом в присутствии матери. Кроме того, свидания с папой должны проходить с учетом мнения ребенка. В итоге апелляция назначила стандарт - две встречи в месяц, а именно каждое первое и третье воскресенье месяца. Хотя ранее первая инстанция определила также две встречи в месяц, но с ночевкой у отца и без присутствия матери.

В другом апелляционном определении Московского городского суда по делу N 33-10223/2020 в рамках судебной психолого-психиатрической экспертизы были выявлены признаки неуточнённого расстройства психического развития ребенка, о чем свидетельствует некоторая его задержка в развитии. При этом общение с отцом носило позитивную эмоциональную окраску. К матери выявлена привязанность. В итоге суд установил восемь свиданий в месяц, однако без ночевок и в присутствии матери.

И на мой взгляд, такой щедрый объем общения, получился из-за обстоятельств положительно характеризующих отца и надуманности в его адрес обвинений со стороны матери ребенка. Плюс имелись странности и в её поведении. Обязательно прочтите это решение. Оно получилось очень подробным и любопытным.

Родители ребенка не состояли в браке

Есть отличие между семейной жизнью и романтическими отношениями. Это принимают во внимание суды. Такое обстоятельство может привести к снижению времени общения родителя с ребенком.

Так, истец хотел участвовать в воспитании своего сына. На момент рассмотрения дела ребенок уже ходил в школу. Было также установлено, что родители ребенка не состояли в браке. Отец просил четыре встречи в месяц по выходным, а также в праздничные дни и дни отпуска. Однако суд в апелляционном определении Московского городского суда от 20 июля 2020 г. № 33-25370/2020 снизил количество встреч до обычных двух раз в месяц и при этом сохранил ночевку у папы и некоторые дополнительные условия. Суд, видимо, сделал вывод, что ребенок должен привыкнуть к общению с отцом.

О том, когда суд предоставляет право оставлять ребенка у отца на ночь, читайте статью: Когда суд разрешает ночевку ребенка с отцом?

Однако есть и другие решения. Например, в апелляционном определении Московского городского суда от 18 августа 2020 года по делу N 33-27145/2020 суд предоставил четыре свидания в месяц и при том, что родители дочки не были в браке.

Что прямо не влияет на снижение количество встреч с детьми:

Когда суд назначает порядок общения, то он исходит в первую очередь из интереса ребенка. И если задача снизить объем общения, то нужно доказать, что соответствующий контакт влияет неким отрицательным образом на психическое и физическое состояние ребенка. То есть, родитель несёт ему вред. Однако пройдемся по тем обстоятельствам, которые были заявлены в судах, но не повлияли на порядок общения.

Задолженность по алиментам

Мать обратилась с иском к отцу ребенка о лишении его родительских прав. Ссылалась на то, что он не участвует в содержании сына, имеет задолженность по уплате алиментов. Более того, неоднократно предъявлял иски о сокращении выплат по алиментам. Ребенка воспитывает и обеспечивает всем необходимым гражданский муж истца, который готов усыновить ребенка.

В свою очередь, отец ребенка подал встречный иск. Просит назначить ему порядок общения с сыном. Суд в апелляционном определении Московского городского суда от 16 мая 2019 г. по делу N 33-14687/2019 предоставил ему время для общения - это каждое воскресенье с 11.00 до 14.00 в присутствии матери, с учетом мнения ребенка и его состояния здоровья. То есть, назначил четыре свидания в месяц, но с ограничениями. При этом именно такой объем общения просил отец и суд не стал сокращать его требования. Не повлияло и то обстоятельство, что имелась алиментная задолженность.

Таким образом, родитель, проживающий отдельно от ребенка, имеет право на общение с ребенком и участие в его воспитании. И такое право не может быть обусловлено тем, как исправно выплачиваются им алименты.

Отсутствие доходов у родителя, не проживающего с ребенком

В апелляционном определении Московского городского суда по делу N 33-33708/2020 было заявлено то обстоятельство, что у отца нет дохода и это интерпретировалось как основание для снижения количество свиданий. При этом согласно справке из ПАО Сбербанк он исправно платил алименты. То есть, будучи индивидуальным предпринимателем и имея сложности с бизнесом, такого родителя нельзя ограничить в праве на общение с ребенком.

Суд, тем самым, поставил в приоритет интересы ребенка, нуждающегося в развитии в условиях полноценного общения с отцом. В результате чего, были назначены четыре свидания в месяц - каждый вторник или субботу по договоренности с матерью сына, то есть выше стандарта.

Наличие судимости у родителя, проживающего отдельно от ребенка

Наличие судимости (статьи 126 и 163 УК РФ) само по себе не свидетельствует о том, что оставление ребенка с отцом является опасным для ребенка. Этот вывод изложен в апелляционном определении Московского городского суда от 18 августа 2020 года по делу N 33-27145/2020. Более того, суд отметил, что данные обстоятельства были задолго до рождения дочери. На момент слушания дела отец работал в ООО "Олен-Строй". Таким образом, суд назначил первую и третью субботу, а также второе и четвертое воскресенье месяца. То есть, установлено четыре свидания в месяц.

Психическое расстройство родителя

Само по себе психическое расстройство не влияет на то, будет ли родитель общаться с ребенком или его ограничат в контактах. Мы все в каком-то смысле с нарушенной психикой (особенно после неудачного брака). Между тем, нужно установить другое. Будет ли такое расстройство негативно влиять на процесс воспитания и несет ли угрозу ребенку. Быть больным и нести опасность будучи больным - это две большие разницы.

В апелляционном определении Московского городского суда от 02 декабря 2020 года по делу N 33-414072/2020 рассмотрена такая ситуация. Судебной экспертизой выявлено смешанное расстройство личности (код F 61.0) - это обидчивость, мнительность, и тд. По сути, присутствует излишняя женская тревожность. За это зацепились оппоненты и начали развивать данный аргумент. Но когда вызвали эксперта на допрос, чтобы он пояснил выводы комплексного исследования, то врач сообщил, что такие психические расстройства не влияют на способность лица выполнять родительские функции надлежащим образом.

Тем более, женщина работает в МГИМО МИД России в должности доцента кафедры и характеризовалась там как трудолюбивый и добросовестный работник, человек с высокими моральными качествами. Более того, из материалов дела следовало, что мать заботится о сыне и решает все текущие потребности ребенка.

Также, осталась без правовых последствий другая ситуация, изложенная в апелляционном определении Московского городского суда по делу N 33-10223/2020. Там было выявлено шизотипическое расстройство у матери. У отца же ничего не обнаружено.

Кстати, многие мои клиенты жалуются, что бывшие угрожают отправить их в психиатрическую клинику. Но мои клиенты самые лучшие. Все с отличным психическим здоровьем. Либо они просто не мои клиенты. Записывайтесь ко мне на консультацию, разберём вашу ситуацию.

Зачем суд назначает период для адаптации ребенка к общению с родителем?

Суд не станет предоставлять более двух свиданий в месяц, если родитель с ребенком вообще не общался, например, больше года. Кроме того, если выяснится, что ребенок и вовсе отрицательно настроен к таким контактам, то ожидать длительных встреч нам также не стоит.

Когда же суды видят, что отношения не нужно выстраивать с нуля, в частности, между родителем и ребенком ранее существовал контакт, суды идут по иному пути. В этих случаях прописывается адаптационный период. Тем самым создаются условия чтобы ребенок заново привык к общению, а дальше вступал бы в силу тот порядок, который суд посчитает возможным в конкретной ситуации.

Как изложено в апелляционном определении Московского городского суда от 06 июня 2019 г. по делу N 33-23970/2019 период адаптации потребовался потому, что ранее между отцом и ребенком уже существовало общение. Но лишь в последний год мать стала препятствовать в таком контакте. В назначенное по согласованию время она не пускала отца к ребенку, по телефону общаться отказывалась. Кроме дочери у них был ещё общий младший сын, который жил у папы. Мать также препятствовала общению ребенка со своим младшим братом.

В итоге суд определил, что первые шесть месяцев отец общается с дочкой каждую нечетную субботу месяца с 11.00 до 19.00 с учетом возраста и её режима дня по своему месту жительства без присутствия мамы. По истечении шести месяцев со дня вступления решения в законную силу появляется новый порядок, по которому каждые нечетные дни пятницы с 18.00 до 18.00 воскресения ребенок общается по месту жительства отца, то есть суд добавил ночевку.

Такой результат во многом получился из-за того, что отец сам не прерывал общение с дочкой, у него есть навык взаимодействия с детьми, а его жилищные условия позволяют оставлять ребенка у себя на ночь.

О том, когда суд предоставляет право оставлять ребенка у отца на ночь, читайте статью: Когда суд разрешает ночевку ребенка с отцом?

В другом деле общение дочери с отцом в период раздельного проживания осложнялось пьянством последнего (апелляционное определение Московского городского суда по делу N 33-50495/2018). Кстати, это и был один из поводов для развода. За последние полутора лет отец ни разу ни пытался встретиться с дочерью, ребенок перестал спрашивать о нем. Кроме того, сама девочка говорила, что встречаться с папой не хочет, потому как он плохо относится к маме. Суд установил адаптационный период. При том выглядел он так, что первые три месяца отец общается с ребенком каждую первую и третью субботу месяца с 11:00 до 13:00, а потом с 10:00 до 14:00. По мнению суда адаптация - это сначала общение по 2 часа каждые две недели, а потом по 4 часа.

При этом суды не любят прописывать этот период адаптации. В первую очередь потому, что не ясно, улучшаться ли отношения между родителем и ребенком за указанное судом время либо всё останется по-прежнему. Более того, суд должен быть убежден, что порядок исполнять будут так, как он задумывался.

Примером тому является апелляционное определение Московского городского суда от 30 августа 2019 г. N 33-38798/19. В деле первая инстанция сначала назначила адаптационный период, но апелляция его отсекла. Между родителями прослеживался глубокий конфликт. Он отражался и на общении с ребенком. Было рекомендовано сторонам обратиться к психологу для нормализации отношений между родителями и налаживания детско-родительских связей. В случае же улучшения контактов, то можно рассчитывать, что суд пересмотрит порядок, предоставив отцу больше времени, чем лишь те две субботы с дочерью и при том в присутствии матери ребенка. Но вот когда это улучшение произойдет - неизвестно.

Адаптационный период может быть предложен также и органами опеки и попечительства. В свою же очередь, суд в праве согласиться с таким порядком и руководствоваться им при принятии решения. Как это было изложено в апелляционном определении Московского городского суда по делу N 33-8408/2019. Однако нет никаких гарантий, что всё это сохранят. Апелляция исключила определение конкретного адаптационного периода. Поскольку по убеждению судебной коллегии сейчас невозможно спрогнозировать уладится ли конфликт через полгода. Удасться или нет участникам спорных правоотношений восстановить контакт между собой. Учитывая данную ситуацию, суд установил скудный порядок общения, а именно два раза в месяц по субботам с учетом мнения и состояния здоровья ребенка в присутствии матери по её месту жительства.

Может ли быть разный порядок общения для разного возраста ребенка?

Мы говорили об адаптационном периоде, где длительность такого периода обычно составляет полгода. В тоже время, есть ситуации, когда суды устанавливают один порядок общения для 3-летнего ребенка и другой порядок при достижении им 6 лет. Например, в апелляционном определении Московского городского суда от 12 декабря 2018 г. по делу N 33-51971/2018 закреплено два разных порядка для разного возраста сына.

При определении порядка общения отца с ребенком судебная коллегия приняла во внимание малолетний возраст ребенка (3 года 9 мес.), его привязанность к матери, а также то обстоятельство, что истец длительное время с ребенком лично не общался. Как пояснил истец в суде апелляционной инстанции, последний раз с ребенком он общался полтора года назад.

В итоге суд установил, что до 6 лет сын общается с папой в пятницу и воскресенье по несколько часов в присутствии матери по месту жительства ребенка. После наступления 6 лет сыну он может забирать его с ночевкой к себе и плюс были добавлены другие условия.

Однако такие решения редкость. Более того, если суды и устанавливают порядок общения для разного возраста ребенка, то его отменяют на уровне апелляции.

Суды следуют той логике, что нужно назначать порядок согласно текущей ситуации. И если она поменяется, то изменять порядок должны сами стороны, обратившись по этому поводу в суд. Предвосхищать ничего не надо. Как, например, апелляционное определение Московского городского суда от 24 октября 2017 г. по делу N 33-42364/2017. Хотя первая инстанция и установила, что до трехлетнего возраста дочь общается с отцом два раза в неделю в присутствии матери, а после позволена даже ночевка по выходным, все же этот порядок был отменен. Тем не менее, было предоставлено восемь встреч в месяц, а именно каждую среду и субботу.

Узнать все цены и записаться 📝 на консультацию вы можете, если перейдете ⚡️ по ссылке https://bashkevichlaw.com/price

От чего зависит, будет ли назначено общение с ребенком в присутствии матери или без неё?

  • Если ребёнок младше 6 лет, то вероятно свидание будет в присутствии матери (апелляционное определение Московского городского суда от 12 декабря 2018 г. по делу N 33-51971/2018).
  • В том же порядке пройдут встречи, если ребенок болен (апелляционное определение Московского городского суда по делу N 33-16087/19).
  • Если отец не общался с ребенком длительный период времени, например, ребенок на протяжении двух лет не видел отца, то порядок общения будет также установлен с присутствием мамы хотя бы на небольшой период времени (апелляционное определение Московского городского суда по делу N 33-50495/2018).
  • Если в отношениях между родителями и детьми наблюдается серьезный конфликт, то суд назначит общение отца с ребенком в присутствии матери (апелляционное определение Московского городского суда по делу N 33-8408/2019).

При этом бывают случаи, когда ребенок должен проводить время в присутствии матери, потому что общение с отцом несет в себе некую опасность.

Так, на момент рассмотрения дела сыну исполнилось 10 лет. По этой причине его опросили в суде в присутствии педагога, где он пояснил, что не хочет встречаться и видеться с папой. Имелся случай, когда папа ударил его. При этом ребенок сообщил, что отец очень много пьет. Кроме того, в преддверии Нового года отец показал ему настоящее ружье и предложил из него пострелять. Идти стрелять из оружия он не хотел, так как боялся, что пуля может попасть в него. Когда об этом узнала мама, то приехала вместе с полицией, а папа запер его в комнате и попросил его говорить полиции, что у них все нормально.

По этой причине органы опеки и попечительства полагали целесообразным назначить встречи отца с ребенком в присутствии матери. Суд первой инстанции с данной позицией согласился и включил условие общения при обязательном присутствии матери.

Однако из-за того, что ранее уже был определен порядок общения ребенка с отцом в утвержденном мировом соглашении, судебная коллегия апелляционным определением Московского городского суда от 28 августа 2019 г. по делу N 33-33865/2019 отменила этот новый порядок. Поскольку не усмотрела существенного изменения обстоятельств. То есть, порядок, где мать должна присутствовать при общении ребенка, не был утвержден. В тоже время, я полагаю, что если бы порядок устанавливался впервые, то апелляция сохранила в силе решение суда первой инстанции, ведь довольно серьезные аргументы прозвучали.

Агрессия со стороны отца также становится серьезной причиной назначить общение с детьми только в присутствии матери.

Например, в апелляционном определении Московского городского суда от 4 марта 2019 г. по делу N 33-9050/2019 было изложено, что мать не возражает против встреч отца с детьми. Но только в её присутствии, поскольку со стороны мужчины в адрес бывшей супруги имели место неоднократные акты агрессии, физического насилия, что подтверждается представленными в материалы дела заявлениями в полицию, справками из травмпунктов, постановлениями о прекращении уголовных дел, поэтому дети опасаются отца, не хотят оставаться с ним наедине. Кроме того, дети отвыкли от общения с отцом.

Из заключения органа опеки и попечительства следует, что в ходе беседы с несовершеннолетним выяснилось, что ребенок знает и помнит своего отца, хочет встречаться с отцом, но только в присутствии матери, так как боится его, поскольку помнит, как на его глазах папа бил маму. Оставаться с отцом на ночевку отказался (протокол беседы специалиста ОСЗН района Нижегородский УСЗН ЮВАО г. Москвы)

При таких обстоятельствах суд назначил общение отца с сыновьями в первые и третьи выходные каждого месяца с 10:00 до 19:00 в местах культурно-массовых мероприятий, парках, детских площадках в присутствии матери детей.

В тоже время, суд может отклонить требование назначить порядок общения детей с папой в присутствии матери, даже если имеется серьезный риск полной утраты контакта мамы с детьми.

Так, в апелляционном определении Московского городского суда от 24 августа 2017 г. по делу N 33-33442 мать опасалась, что отец может предпринять меры к незаконному вывозу детей за пределы Российской Федерации. Всё потому, что дети имеют двойное гражданство, и в случае общения отца без присутствия матери, он может их забрать с собой. Однако указанный довод остался без внимания.

Почему могут не дать право на совместный отпуск и каникулы с детьми?

Причины отказа в праве на совместный отдых отца с детьми, как правило, те же, что и в случае назначения ночевки ребенка с отцом. Об этом я подробно писал здесь: Когда суд разрешает ночевку ребенка с отцом?

Обозначу главные причины отказа на длительный отдых отца с ребенком:

  • Возраст ребенка. На него обращают внимание суды в первую очередь. Если мы говорим о дошкольном возрасте, то и органы опеки, и суды отказывают в праве на совместный отдых. Впрочем как и на ночевку тоже. Здесь имеет значение такой вопрос - может ли ребенок длительное время находится без контакта с мамой. При этом ситуация в судебной практике меняется начина с 6-7 летнего возраста детей. С этого момента суды чаще удовлетворяют требования отцов о совместном отдыхе, если нет иных препятствующих моментов.
  • Заболевание ребенка. Не нужно уточнять о каких заболеваниях идет речь. Когда ребенку требуется постоянный уход, то рассчитывать на совместный отдых отца с ним не приходится. Не имеет особого значения и возраст детей. Даже школьный возраст не влияет на то, каким будет итоговое решение. Хороший пример изложен здесь (апелляционное определение Московского городского суда по делу N 33-16087/19), где апелляция отменила первоначальное решение суда. Причина в том, что школьник должен оставаться в постоянном контакте с мамой из-за болезни.
  • Уровень отношений между отцом и ребенком. Здесь мы анализируем то, какое общение сложилось у отца с ребенком. Дружеское ли или отстраненное. Желает ли ребенок контакта или строго отрицательно настроен к отцу. При том отрицательное отношение имеет под собой реальные обстоятельства, например, ребенок был свидетелем агрессии отца.

Суды не склонны предоставлять отцу право на совместный длительный отдых с детьми, когда между взрослым и ребенком нет постоянного контакта. При этом если выяснится, что инициатива на встречи со стороны мужчины была какой-то невнятной, проявлялась эпизодами и эмоциональными всплесками, то не нужно удивляться проигрышу в суде. Кстати, и у матерей тоже может наблюдаться невнятность желания общаться с детьми, проживающими от неё отдельно. Я это наблюдаю и в своей практике тоже.

Например, в апелляционном определении Московского городского суда от 22 августа 2017 г. по делу N 33-33260 было отмечено, что более года общение с несовершеннолетними не поддерживалось. Следовательно, нужно восстановить детско-родительские отношения, а уже потом корректировать порядок общения в части совместного отдыха. То есть, поездки отца к морю с детьми пока преждевременны, подчеркивалось судом.

Обязательно ли будет проводиться судебная психолого-психиатрическая экспертиза? 

Данная категория споров не предполагает обязательного проведения психолого-психиатрической экспертизы. Как правило, суду понятна общая картина взаимоотношения родителя и ребенка. Не нужно спрашивать эксперта, если требуется установить общение в воскресенье или в субботу. Достаточно лишь выяснить график ребенка, отца и матери, а потом выбрать наиболее удобные дни для встреч.

Более того, судебный акт не будет отменён в апелляции, если суд первой инстанции отказал в проведении психолого-психиатрической экспертизы. Примером этому может служить апелляционное определение по делу N 33-39658/2019.

В ином же деле (апелляционное определение Московского городского суда по делу N 33-10223/2020) судебную психолого-психиатрическую экспертизу провели по очень разумной причине.

Так, имелись признаки задержки в развитии ребенка. Однако все представленные документы поданы одной стороной, не объективны и нуждались в перепроверке. Потому суд своим определением назначил амбулаторную комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу. В итоге эксперт выявил признаки неуточнённого расстройства психического развития ребенка. То есть, данное доказательство послужило причиной назначить ограниченные по продолжительности встречи по месту жительства ребенка и в присутствии матери. И это обоснованно в интересах ребенка.

Назначение требуется если ситуация очень многослойная. Например, один ребенок живет с папой и не настроен на общение с мамой, а дочь не хочет видеть папу. В таком клубке противоречий надо проводить экспертизу (апелляционное определение Московского городского суда от 30 августа 2019 г. N 33-38798/19). Однако такие дела в масштабе всей практики весьма редки.

Кстати с любопытной критикой выступил ФГБУ «НМИЦ ПН им. В.П. Сербского» Минздрава России относительно психолого-педагогической экспертизы. Считает, что такого вида судебной экспертизы не существует. Однако суды именно такую экспертизу и назначают. С информационным письмом можно ознакомиться здесь.

Можно ли через суд запретить новой жене бывшего общаться с детьми?

В своем телеграм-канале я провел анонимный опрос. Хотел узнать, как много среди моей аудитории тех, кто бы запретил общение ребенка с новым мужчиной/ новой женщиной вашего бывшего.

Оказалось, что треть (1/3) опрошенных против подобного контакта в принципе. При этом я задавал вопрос категорично, то есть, без всяких "но" и "если". Другая же часть опрошенных в целом не стала бы запрещать такое общение. Хотя если бы этот новый или новая оказывала негативное влияние на ребенка, то вряд ли кто согласится на такой контакт.

Присоединяйтесь к каналу: t.me/bashkevich_law

В тоже время, судебная практика при назначении порядка общения отца с ребенком отвечает и на данный вопрос.

В апелляционном определении Московского городского суда от 10 августа 2017 года мать просила определить встречи отца с дочкой без присутствия третьих лиц, не являющихся ей родственниками. Женщину возмущало то, что отец ребенка начал жить с новой женщиной будучи ещё в браке. И в эти ещё неясные отношения с новой женщиной он стал вовлекает дочь. Более того, отец ребенка полностью оставляет её на попечение этой женщине, что является неприемлемым раздражающим фактором для девочки.

Мнение органов опеки и попечительства было изложено в заключениях. При этом одна из опек полагала целесообразным определить порядок общения с отцом без присутствия третьих лиц, не являющихся девочке родственниками. Другая же опека рекомендовала проводить общение при условии, что мнение ребенка в отношении присутствия посторонних лиц будет учтено и соблюдено.

В ходе судебного разбирательства было принято во внимание мнение несовершеннолетней. Девочка пояснила, что она хочет общаться с папой, но не хочет видеться и общаться с женщиной, с которой папа проживает.

По итогу суд не стал запрещать общение с третьими лицами, а лишь дал право девочке самой выбирать - хочет ли она соответствующего контакта или нет. Ведь нельзя сразу понять, будет ли общение с не родственниками чем-то плохим для ребенка. Суд подчеркнул, что если дочка не желает участвовать во встречах с отцом в присутствии посторонних лиц, то такие встречи невозможны.

При этом очень важно не пренебрегать мнением ребенка в подобных вопросах. Быть глухим к желаниям детей - это вредить вашим отношениям.

Например, в апелляционном определении Московского городского суда от 28 января 2019 г. по делу N 33-3292 сын всегда и прямо говорил, что он не хочет приезжать к неприятным для него людям, а именно в новою семью отца. Хотя ребенок и положительно относится к папе, хочет с ним общаться, но только по своему месту жительства.

Потому когда отец затеял новый суд об изменении порядка общения, попросив больше времени общения с сыном и плюс ночевку, то суд ему отказал. При этом в судебном акте было отмечено, что при принятии ещё самого первого решения об определении порядка общения, судом учитывалось семейное положение отца, его проживание совместно с сожительницей и двумя ее несовершеннолетними детьми. С тех пор ничего не поменялось, а ребенок всё также против посторонних для него лиц. Отсюда и вывод, что слушайте своих детей внимательно и не ломайте их под себя и свою жизнь.

⚡️ Чтобы определиться с ценами на услуги юриста по подготовке искового заявления и юридического сопровождения дела - переходите по ссылке: https://bashkevichlaw.com/price

Буду рад делиться с тобой полезной информацией: t.me/bashkevich_law

ЧИТАЙТЕ ДРУГИЕ МОИ СТАТЬИ:

Как в суде снять запрет на выезд детям из России?

Бывший требует вернуть подарки. Как выиграть суд?

Можно ли суде заявить отказ от иска об алиментах?

Делится ли при разводе дебиторская задолженность?